О творческой лаборатории рассказов А.П. Чехова

Кенжебаева Сауле Курманбековна

Преподаватель русского языка и литературы

.

.

Обращение к творческой лаборатории русских писателей в национальной аудитории на факультативных или аудиторных занятиях имеет большое воспитательное и познавательное значение, имеет свою определенную роль в развитии речи студентов национальных групп.

М.Горький, отмечая, у кого из писателей надо учиться языку, указывал на А.П.Чехова: «То, что он говорит, выходит потрясающе просто и ясно, неопровержимо верно. и потом, речь его всегда облечена в удивительно красивую и также до наивности простую форму, и форма эта еще усиливает значение речи. как стилист, Чехов недосягаем, и будущий историк литературы, говоря о росте русского языка, скажет, что язык этот создали Пушкин, Тургенев, Чехов».

Взыскательный художник, Чехов, готовя в начале 900-х годов для собрания сочинений свои ранние рассказы из сборников «В сумерках» (1888), «Хмурые люди» (1890), «Пестрые рассказы» (1891), «Путь-дорога» (1893) и др., тщательно правит их.

В юмористической журналистике начала 1880-х годов было модно употреблять иностранные слова. Окрепшее мастерство помогло Чехову позже правильно оценить достоинства и недостатки своих ранних рассказов.

Требователен он прежде всего к авторской речи. писатель устраняет многие иноязычные слова и заменяет их русскими соответствиями. было: эксплуатировал («Злой мальчик»), стало: требовал подарков; оппонент («В бане») – противник; субъект  («Старый дом») – человек; экстраординарное («Кухарка женится» – необыкновенное; a propos – между прочим («Переполох»); достигает своего forte – становится все шумнее («Тоска»); растет crescendo – становится все громче («Заблуждение»).

Иноязычные слова Чехов употребляет теперь прежде всего в целях речевой характеристики героев. Например, в рассказе «В почтовом отделении», чтобы подчеркнуть претенциозность персонажей, он вводит в их речь иностранные слова, причем в неверном или приблизительном значении. Разговор идет о верности жен:

— Вы не верите, стало быть? – обратился к нему вдовец.

— Не то что не верю, — смутился дьякон, — а так…

Молодые жены уж слишком тово… рандеву, соус провансаль

— Вы согласитесь, а я вам докажу-с! Я в ней поддерживал ее верность разными способами, так сказать, стратегического свойства, вроде как бы фортификации.

Слова такие знаю, вроде как бы пароль.Скажу эти самые слова и – баста, могу спать в спокойствие ( 2 ,263).

«Язык должен быть прост и изящен», — писал он брату Александру (5,203). Писатель устраняет из текста своих рассказов вульгаризмы, утрированно комические выражения, характерные для стиля малой прессы 80-х годы. В рассказе «Трагик»: «все,кроме бабья» изменено на « все, кроме женского пола»; « это лягушка, а не актриса» — « разве это актриса?». И таких примеров можно привести много. Было, например, «рапсодию отжаривал» («Роман с контрабасом»), стало: «рапсодию исполнял»; бабища («Жилец») – дама; «на рыло приходится» («Бумажник») – на каждого приходится».

Чехов осуждал неумеренное использование просторечных слов, подделку под народную речь. В его письмах друзьям- литераторам встречаются пожелания освободиться от «ернических слов». Он был против того, чтобы наделять героев однообразной манерой речи и пользоваться ею для передачи самых различных переживаний. Об этом он писал Е.Гославскому по поводу речевой характеристики персонажа в его пьесе из народного быта под название «Солдатка»: «Но, зачем он, солдат, у Вас говорит ерническим языком? Разве это нужно, характерно? Такой великодушный, красивый акт, как прощение…» (5,34). Сам он, если это не вызвано особой необходимостью, убирает просторечные слова: акромя, таперича, бывалыча («Лошадиная фамилия»); левольвер, колидор, чхать («Симулянты»).

Совершенно очевидно, что с годами У Чехова крепло чувство языка, рос литературный вкус, он употреблял более точные слова. В ранних его рассказах часто встречается, например, прилагательное плевый. Позже он стремится избавиться от него. Сравним две редакции рассказа «Не в духе». В первом варианте читаем: «сумма ничтожная, плевая», в позднем: «сумма ничтожная, пустяшная». В рассказе «Ночь перед судом» было: «будущее мое плевое», стало: «будущее мое отчаянное». В рассказе «Женское счастье» говорилось: «дело плевое», после исправления: «дело пустяковое».

Писатель не только тщательно отбирает слова, но и работает над словосочетанием, грамматической правильностью речи. Так, вместо войти вовнутрь в окончательной редакции стало: войти внутрь («Клевета»); прокрался в кухню («Кухарка женится») – прокрался на кухню; садится на кресло ( « Лишние люди») – садится в кресло; с выражением сильной боли в лице ( « Верочка») – с выражением сильной боли на лице.

Иногда Чехов вставляет между словами предлоги. Было: на груди Анюты («Анюта»). изменено: на груди у Анюты; было: вкусный пар щей («Нахлебники»), стало: вкусный пар от щей. Слова как бы расчленяются, и облегчается их восприятие.

Исправляются и некоторые формы грамматического управления. Было: смело глядит в глаза будущего, после исправления стало: смело глядит в глаза будущему («Талант»); было: займите фрака, стало: займите фрак («Жизнь в вопросах и восклицаниях»).

Некоторые поправки на первый взгляд могут показаться мелкими и несущественными, однако они продиктованы тонким языковым чутьем писателя и способствуют грамматической правильности речи.

Правя свои рассказы для переиздания, Чехов убирает вычурные сравнения, носящие утрированно-комический характер. Было, например: «ночью он недосягаем, как вершина Арарата», стало: «его легко найти только тогда, когда он не нужен» («Неосторожность»). Или исключено сравнение во фразе «был молод, крепок, горяч, как испанский бык, взбалмошен и глуп» («Шампанское»).

Большое внимание А.П.Чехов уделяет музыкальности, ритмичности фразы. В.М. Соболевскому он писал: «Корректуру я читаю не для того, чтобы направлять внешность рассказа, обыкновенно в ней я заканчиваю рассказ и направляю его, так сказать, с музыкальной стороны» (12,72).

«Проза Чехова мелодически организована, порой почти по законам поэтической речи». Так, в «Рассказе госпожи NN» было шероховатое, напряженно звучащее: «Слишком скоро свыкаются с мыслью о своем неудачничестве», стало спокойное, плавное: «Слишком скоро мирятся с мыслью о том, что они неудачники, что личная жизнь обманула их».

Анализ вариантов чеховских рассказов – это образец писательской взыскательности, его стремления сделать язык более образным, выразительным, точным.

 Усердная работа А.П.Чехова над языком своих ранних рассказов служит студентам образцом трудолюбия, патриотизма, любви к родному языку.

 

  

Использованная литература

А.П.Чехов. Полное собрание сочинений и писем

М Горький «По поводу нового рассказа А.П.Чехова»