Есть ли формула учительской удачи

Скворцова Л.Л.

Преподаватель русского языка и литературы первой квалификационной категории 

 «Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд, каждая глубокая мысль, каждое незаметное движение человеческого сердца, так же как и летучий пух тополя или огонь звезды в ночном небе, — все это крупинки золотой пыли. Мы, литераторы, извлекаем их десятилетиями, эти миллионы песчинок, собираем незаметно для самих себя, превращаем в сплав и потом выковываем из этого сплава свою «золотую розу» — повесть, роман или поэму». Эти слова К.Паустовского как нельзя точнее характеризуют процесс педагогического творчества учителя – словесника.

Годами идем мы к своему главному уроку. Каким он получится – зависит от многого: жизненного и методического опыта учителя, времени и событий, происходящих в стране, мире, от настроения, способностей, интеллектуального уровня наших учеников, поэтому мы не можем говорить о работе учителя как о деятельности инженера, бухгалтера, зоотехника. В процессе урока учитель и ученик постоянно переходят из одного состояния в другое, что, кстати, редко происходит в других видах деятельности. И все же… Есть ли формула учительской удачи?  Где же она? Как ее вывести? Будет ли она найдена или явится мимолетным озарением?  Наверное, это мои вечные внутренние вопросы. А рядом другие. Кто вы, ребята? Из какой семьи?  Какие книги стоят на полках в вашем доме? О чем вы разговариваете с родителями и друзьями? Чем увлекаетесь и о чем мечтаете? Что для вас литература: книжки «про что-то» или способ понять себя и жизнь? Иногда, даже проработав с детьми много лет, я не могу до конца ответить на все эти вопросы. Для меня (и для каждого учителя) важно не только то, с чем ученик уйдет с урока, но и с чем он пришел на урок.

Полноценному восприятию художественного произведения мешает многое. Во-первых, недостаток жизненного опыта; во-вторых, узость общекультурного кругозора; в-третьих, неумение воспринимать литературу как искусство слово; в-четвертых, индифферентное отношение к книге в семье. Значит, удача в умении все это превозмочь! Но как? Жизненный опыт взрослого человека, даже изложенный им в адаптированном виде, не станет достоянием подростка, так как будет воспринята лишь «информация к размышлению». Широкий кругозор возникает при страстном стремлении к познанию: чтение, общение с искусством. Восприятие литературы как искусства слова возможно у ребенка, если ему помогает взрослый, владеющий этим сам. Тупик? Да, если начать всем этим заниматься несвоевременно и в одиночку. Только немногие пойдут за нами с увлечением в этом случае и поддержат наши начинания.

Перспектива? Она есть. Очень важно помочь ребенку, подростку, юноше воспринять «взрослое» искусство сообразно своим возрастным возможностям, как лично ему адресованное писателем, художником, музыкантом, как «письмо» и о его проблемах, которые не менее сложны, чем у взрослого. В десять лет читают и «Повести Белкина»  Пушкина, и «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя, и многое другое, что авторы создавали для взрослого читателя. Ведь и пушкинские сказки имеют не только детский смысл. В разное время в связи со сложным  комплексом причин приходят к ребятам их Пушкин, Толстой, Маяковский.

Вечное противоречие, которое мы обязаны смягчить, но никогда не можем устранить полностью – это противоречие между временной строгостью программного изучения произведения и субъективным желанием наших учеников именно в этот момент увлекаться иными книгами.

Только кропотливый, заранее подготовленный, ненавязчивый подступ к изучению может дать всплеск общего интереса к книге и ее автору в необходимое нам время. Мы знаем, что результат нашего педагогического воздействия лежит в достаточном удалении от момента воздействия. Чем глубже и надежнее он, тем дальше. Не следует удивляться этому парадоксу, ведь в данном случае я имею в виду не конкретное усвоение определенных знаний, а художественный вкус и нравственные уроки, извлекаемые при чтении и перечитывании книг.

Вступая на путь поиска учительской Синей Птицы, не следует обольщаться возможностями быстрых и эффектных результатов. Нужно терпеливо искать метод, приближающийся к универсальному, и честно, скрупулезно его проверять, предполагая неудачи и даже срывы и не падая из-за этого духом. Если эту работу делать не втайне, а сделать ее достоянием коллег и учеников, то можно найти помощников среди тех и других.